вторник, 2 апреля 2013 г.

Почему мы начинаем болеть?


Как развиваются психосоматические заболевания? 

Вопрос, который часто задают и который волнует многих. Как получается, что одни люди при стрессах могут обходиться без болезней, а другие на любую чепуху в жизни реагирует заболеванием.

Считается, что расположенность к психосоматическому типу реагирования закладывается в раннем детстве и, кроме того, ребенок усваивает его в своей семье.
Также считается, что люди, которые болеют, испытывали в детстве эмоциональный и физический дискомфорт, при этом в семье было не принято выражать свои эмоции – то есть нельзя было выпустить «пар». Как правило, в этих семьях как бы вообще не было эмоций – были действия или формальные слова, практически никто не говорил с детьми ни о чьих чувствах (эмоции никак не назывались). И дети не научились опознавать свои чувства – следовательно, их психика не может гибко реагировать на все происходящие события – и тогда реагирует тело. На вопрос – «Что вы чувствуете?» эти люди привычно говорят «не знаю». Даже есть такой термин «алекситимия» - «неназывание чувств», и алекситимия часто является характерным признаком у тех, кто часто болеет. Часто эти люди охотно ходят по врачам, могут много рассказывать о боли и недомоганиях – и это в какой то мере заменяет им разговор о них самих, своих переживаниях.

В различных исследованиях анализировались чувства, которые были ведущими в детстве и при которых психосоматический тип реагирования развивался чаще всего. Наиболее часто вызывают соматику чувства бессилия, беспомощности, сильного гнева в сочетании опять таки с бессилием. Таким образом, ситуация оценивается как невыносимая, но при этом нет никаких возможностей ее изменить. Также применяется термин «выученная беспомощность» - когда у человека отсутствует субъективное чувство связности своих действий и их результата. Если у здоровых людей эта связь на уровне игры «тепло-холодно», у них есть некий драйв предвосхищения результата, удовольствия от достижения цели, то у психосоматиков этого чувства практически может не быть.

Практически везде в исследованиях говорилось о холодной атмосфере, отсутствия проявления любви в отношениях. Таким образом, была внешняя (физическая забота) и при этом эмоциональный голод. Часто этот голод можно было утолить, заболев – тогда хоть какие-то эмоции родителей были обеспечены – внимание было получено – и возникало некоторое чувство своей значимости. Один клиент сказал такую фразу: «Лицо мамы было близко, только когда я болел – на этом лице была тревога, переживание, было точно видно, что в данную минуту она точно думает обо мне. Но все остальное время она была где-то далеко – то есть вроде возле, но всегда – не со мной, а в своей взрослой жизни». То есть болезнь была единственным способом позвать к себе мать и испытать чувство близости, комфорта.

Важным для понимания механизма психосоматики является знание уровней адаптации с окружающей реальности. У любого организма существует инстинкт самосохранения, и потому мы реагируем на все изменения среды, которые могут нести угрозу нашему благополучию. При этом имеется ввиду как физическое благополучие, так и социальное, эмоциональное. 

В нашей эволюции выработано несколько уровней реагирования.
1. Действия по изменению состояния своего организма. Самый древний способ, который встречается даже у простейших организмов – здесь приспособление к среде происходит посредством биохимических реакций. Мы можем видеть этот способ, когда животное замирает, притворяется мертвым в ситуации опасности, или когда оно мимикрирует (изменяет окраску кожи), избавляется от части конечности (сбрасывание хвоста у ящерицы). Также может быть оттпугивание посредством выделения яда, плохопахнущей жидкости и др. То есть животное реагирует физиологически – на гормональном уровне, на уровне вегетативной нервной системы, которая обеспечивает регуляцию организмических функций.

2. Действия по изменению окружающей среды. Это поведенческий способ – когда животное начинает убегать, прятаться, запутывать следы, или же строить убежища, ну и вступать в бой. Также как у собак – животное может развивать отношения с человеком, посредством сложных программ поведения находить себе еду и защиту. Это уже сложная цепь действий по анализу окружающей среды и поиску оптимальных способов действий. 

3. По сравнению с животными у человека возникает новый способ – психологический, когда человек вырабатывает различные механизмы защиты от ситуаций, несущих угрозу его жизни и достоинству, его самооценке. Таких защит множество – мы можем верить в могущество своих фантазий и ритуалов, чтобы считать, что нам ничего не угрожает (разные приметы, ритуалы). Мы можем говорить «Зелен виноград» в ситуации неуспеха, недостижении того, что нам очень хочется – и таким образом сохранить самооценку, лицо и спокойствие. Или говорить – «ну и что, что я плохо учусь – но я здорово играю в футбол и в классе самый сильный – и этим справляться с чувством неуспешности». Известен так называемый «Стокгольмский синдром» - когда женщины, будучи заложницами террористов, влюбляются в них и считают их особенными. Это кажется диким, если не понимать, что это тоже механизм защиты, дающий иллюзия безопасности в страшной ситуации – «Я его люблю, я с ним (террористом), он меня не тронет, и это не я испытываю ужас, а все остальные». 
И таких защит множество - и в этой заметке их всех не обсудить. Общее в них то, что все они помогают справляться с ситуациями тогда, когда поведенческие способы не помогают (или они не развиты). Как правило, чем больше у нас способов действия, тем меньше надобности в таких защитных механизмах.

4. Отдельный вариант психологической защиты – уход в психоз, бредовое состояние. То есть человек выключает себя из реальности и таким образом избавляется от тревоги, ужаса. Люди, выбирающие психоз, имеют низкий уровень функционирования механизмов психологических защит. То есть действительность им кажется страшной, способов совладания с ней они не находят, и психологические защиты у них не развиты – они сразу сваливаются в психотическую реальность.

Психосоматический способ реагирования оказывается промежуточным между психотическим (примитивной защитой) и невротическим ( более развитыми психологическими защитными механизмами). Здесь происходит  возврат к древнему телесному механизму реагирования из-за того, что в трудной ситуации человек почему то не может найти способы действий, психологические защиты также не срабатывают. И он оказывается в ситуации, близкой к психотической, но избегает ее, включая телесное реагирование: развивая заболевание. Есть высказывание аналитика Дж. Мак-Дугалл, что «психосоматическое реагирование - это тело, сошедшее с ума». И действительно, многие пациенты ярко психосоматического типа рассказывали мне, что их тело как то реагирует само, «гормональная система (или вегетативная и др) разбалансировалась, работает сама по себе». Есть прямая связь между психотическим и психосоматическим способами реагирования. Известно, что психотики могут выходить в мороз голыми, но заболевают они не часто – наоборот, болеют гораздо реже «нормальных» людей. Однако, когда выходят из психоза и наступает ремиссия, они начинают много болеть – как будто один механизм реагирования заменяется другим. И для них психосоматический тип реагирования является более прогрессивным, чем психотический. 

Таким образом, мы можем сказать, что болезнь – это проявление дезадаптации на телесном уровне. И тогда задача психолога – найти узловые точки, где человек «чего то не может», «не выдерживает», «ломается» в буквальном уровне это слова (болезнь как поломка тела). 
На первом этапе происходит некоторая работа переводчика – то, что делает тело, мы пытаемся перевести на уровень слов, проявления эмоций, различных
действий. Параллельно с развитием осознавания происходит переучивание клиента - развитие эмоционального языка, научение выражению своих потребностей, и развитие таких способов поведения, которые ведут к изменению ситуации и приносят удовлетворение. 
Когда человек осознает те чувства, которые давали телесную реакцию, и находит ресурсы их пережить, справиться с ними, то проявления болезни резко идет на убыль. Особенно это бывает видно там, где возможны
быстрые физиологические ответы – например, при гипертонии, когда идет осознание чувств и находится выход из сложной ситуации – давление нормализуется прямо на сеансе. Я была свидетелем, когда боль в горле, не проходящая больше двух месяцев (фарингит пролечивался, но после опять обострялся) – прошла на сеансе и после не возобновлялась. Возможно, многие вспомнят такие случаи «самовыздоровления» в своем опыте.

Комментариев нет:

Отправить комментарий